#МОСКОНЦЕРТ
+7 (495) 621-00-22 Кассы Пушечная
+7 (495) 680-20-49 Кассы Москонцерт Холл
Написать нам
Главное управление
Москва, Ленинградский пр-т 30 с 2
+7 (495) 612-51-60 c 10:00 до 19:00
Москонцерт на Пушечной
Москва, Пушечная ул. 4 стр. 2
+7 (495) 621-00-22 c 10:00 до 19:00
Мюзик-Холл
Москва, ул. Каланчевская, 33/12
+7 (495) 680-20-49 c 10:00 до 19:00

Основатель стиля "свингующий блюз"

12 января 1916 года родился Джей Макшенн – джазовый и блюзовый пианист, вокалист, композитор, руководитель оркестра.


Переехав в Канзас-Сити в 1930-х, наряду со своим приятелем, пианистом и бэнд-лидером Каунтом Бэйси, стал основателем стиля "свингующего блюза": сильно приблюзованный джаз, ведомый свингующими духовыми, положенными на мощный и в то же время мягкий ритм. Ярчайший представитель музыкальной сцены Канзас-Сити, он в последние годы был и живой её энциклопедией, завершая свои альбомы колоритными историями из её богатой на события жизни. Начав записываться более 60-ти лет назад, но и в нынешнем веке выпускал энергичные альбомы. Оставшись последним и наиболее известным реликтом времен расцвета местной блюзовой сцены, он хранил и приумножал её славу.

Родители Джея были очень религиозными и небогатыми, они могли позволить себе оплатить уроки игры на фортепиано только для старшей сестры. Однако маленький Макшенн просто слушал и узнавал, каким образом сестра извлекает звуки, играя дома на фортепиано, а позже в церкви на органе. Мальчик также часто пытался имитировать услышанное им по радио. Более всего Макшенна впечатлили и вдохновили живые выступления в Чикагском Гранд Террэйс Хотел пианиста Эрла Хайнса.

Так как родители были против увлечения Джея, ему пришлось уйти из дома. Таким образом, музыкальная карьера Макшенна началась в возрасте 15 лет. Джей начал гастролировать с саксофонистом Доном Байесом и несколькими группами с юго-запада страны. На технику игры Джея оказали влияние Томас "Фэтс" Уоллер и Эрл "Фаза" Хайнс, а что касается стиля – немногим позже Макшенна поразил энергичный, глубоко блюзовый стиль игры Пита Джонсона и других мастеров Буги-вуги. Джей работал в этом стиле и не изменял ему практически 75 лет.

Однажды в 1936 году, по пути к родственнику в Омахе, он на два часа задержался в Канзас-Сити, из-за пересадки с одного автобусного маршрута на другой. Канзас-сити в то время был многочисленным, шумным, ярким, но в нём практически отсутствовали нормы морали, что создавало идеальную среду для расцвета ночных клубов и музыкальной активности. "Этот город был открыт для всех", – говорил Макшенн в интервью газете "Chicago Tribune" в 1991 году. "Поэтому туда приезжали девочки, сутенеры, понимаете, о чем я? Все были счастливы, ночная жизнь бурлила, а музыка звучала фактически постоянно, вплоть до 5 или 6 часов утра". Случайный знакомый в одном клубе стал уговаривать его остаться. Как раз на тот момент у Джея не было денег, да и остановиться было негде. Знакомый вручил ему ключи от своей квартиры и помог найти работу в клубе. В Канзас-Сити

Макшенн стал своим человеком. Работу Джей Макшенн нашёл в течение двух дней, стал выступать в трио с Элмером Хопкинсом и Оливером Тоддом. Кто бы мог подумать, что со временем, в этом городе-кузнице легендарных музыкантов, Макшенн станет ведущим пианистом и бэнд-лидером. В 1937 году как-то раз Джей проходил мимо клуба Канзас-сити и услышал игру альт-саксофониста, да такую, которой он никогда доселе не слышал. Молодым саксофонистом оказался 17-летний Чарли Паркер.

Приобретя достаточную популярность, Джей в 1938 году сформировал секстет, а в следующем, 1939 году, свой биг-бэнд, игравший главным образом блюзы в таких заведениях Канзас-сити как "Century Room" и "Fairyland Park". В 1940 на радиостанции города Уичита, штат Канзас, Макшенн с октетом из оркестра записали восемь пьес, которые не издавались вплоть до 1970 года. В этом октете (следовательно и оркестре) и начал свою профессиональную карьеру никому не известный Чарли Паркер. Уже тогда, в 1941 году, в его исполнительской манере можно заметить черты стиля будущего великого новатора джаза. Пьесы являются первыми записями партий Чарльза Паркера (блестящие соло в "Honeysuckle Rose" и "Lady Be Good"). В 1941 году оркестр записал всего две сессии на фирме «Decca», так как оркестр в то время считался типичным блюзовым биг-бэндом для танцевальных залов (позже всплыли несколько редких записей радиопередач с оркестром, которые позже были изданы на диске фирмой "Vintage Jazz Classics"). Помимо Паркера оркестр Джея Макшенна включал таких великолепных музыкантов, как басист Джин Рэйми (1940-44), барабанщик Гас Джонсон (1940-42), и саксофонист Пол Куиничетт (1943), блюзовый вокалист-шаутер Уолтер Браун и трубач Бадди Андерсон. В ноябре 1941 года в Далласе, штат Техас, оркестр Джея Макшенна при участии Паркера записал такие хиты как "Confessin' the Blues", "Hootie’s Blues", "Jumpin The Blues", "Sepian Bounce" и "Swingmatism"

Также оркестром была сыграна собственная композиция Паркера "What Price Love", которая позже вошла в одну из его значительных работ "Сюита салаги" ("Yardbird Suite"). В то время оркестр конкурировал с биг-бэндом Каунта Бэйси за звание самого горячего бэнда Канзаса. В феврале 1942 года биг-бэнд Джея МакШенна приехал в Нью-Йорк и выступал в известном "Savoy Ballroom", чем снискал ещё большую популярность аудитории. Согласно легенде, именно там произошло невероятное. Концерт транслировался по радио. Играя соло в теме "Cherokee", Паркер так увлекся, что превысил все дозволенные временные рамки. Но его импровизация была настолько впечатляющей, что представители радиостанции не решились прервать трансляцию и были вынуждены нарушить расписание работы станции. Отсюда и начался взлет Чарли Паркера, который, покинув оркестр, стал играть только со своим малым составом. Оркестр Макшенна имел грандиозный успех и казалось, что прочно вошёл в элиту биг-бендов эпохи свинга, однако Вторая мировая война и "Запрет Петрилло" сделали дальнейшее восхождение оркестра к вершине славы невозможным. Данный запрет, выдвинутый главой профсоюза музыкантов Джеймсом Петрилло, состоял в законном приостановлении работы коммерческих студий граммзаписей, вынуждающего их заключать справедливые, с финансовой точки зрения, контракты с музыкантами. С августа 1942 вплоть до 1944 года была запрещена любая музыкальная звукозапись, поэтому 2 июля 1942 года оркестр Джея Макшенна сделал последнюю свою запись. МакШенна, как и многих музыкантов, призвали служить в 1943 году в армию Соединенных Штатов, находившихся в состоянии войны с фашистской Германией.

Демобилизовавшись в 1944 году, Джей вновь собрал биг-бэнд и продолжал работать в клубах и боллрумах Нью-Йорка. Затем Джей переехал в Лос-Анджелес, где начал свое сотрудничество с Джимми Визерспуном. В период 1945-50 годов они добились успеха в рамках стиля ритм энд блюз и записали такие хиты, как "Money’s Getting’ Cheaper", "Shipyard Woman Blues", а также великий хит ’49 "Ain’t Nobody’s Business". В конце 40-х, когда для биг-бэндов наступили тяжелые времена, Джей начал выступать с комбо, а в начале 50-х перебрался обратно в Канзас-сити, где он открыл не слишком удачный бизнес по обслуживанию лимузинов. После большого перерыва и относительной безвестности он вернулся в музыку. В декабре 1957 года Макшенн принял участие в записи Визерспуна на лейбле RCA Victor.

Макшенн снялся в нескольких документальных фильмах, самым значимым из которых был "The Last of the Blue Devils", лента 1980 года о канзасском джазе. Помимо прочего Джей стал героем документально-музыкального автобиографического фильма "Hootie Blues", а саундтрек к нему, записанный в 2003 году диск "Goin' to Kansas City", был номинирован на Грэмми в номинации "лучший традиционный блюзовый альбом". Также Джей появился в одной из 10 серий сериала "Джаз" Кена Бернса 2001 года и документальном фильме Клинта Иствуда 2003 года "Piano Blues", входящего в проект М.Скорсезе "The Blues".

После своего европейского турне 1969 года, Джей обрел второе дыхание и его карьера поползла вверх: Он начал часто выступать (в том числе со скрипачом Клодом Уильямом) соло и как лидер различных по численности ансамблей, вокальные партии исполнял самостоятельно, ездил в туры, был званным гостем на многих джазовых фестивалях как в США так и за океаном. В 1972 году он удачно перебрался в Канаду, где записал около дюжины альбомов. 70-е 80-е 90-е годы были на редкость продуктивными. Его диски очень хорошо продавались, с новым молодым поколением слушателей пришла ещё большая известность, а благосостояние росло. Где бы Макшенн не записывался, будь то  "Onyx" (радиотрансляции 1940 года), "Decca", "Capitol Records", "Aladdin Records" (US), "Mercury ", "Black Lion Records", "EmArcy Records", "Vee-Jay Records", "Black & Blue", "Master Jazz ", "Sackville Records", "Sonet", "Storyville", "Atlantic", "Swingtime" или "Music Masters", его игра всегда была подчёркнуто душевной, а эффектный, легко узнаваемый вокал звучал в классическом живом стиле. В 1987 Джей был принят в "Blues Foundation’s Hall of Fame", а в 1996 был удостоен a  "Pioneer Award " от  "the Rhythm and Blues Foundation ". Также в 1996 году совместно с гитаристом и продюсером Дюком Робиллардом Джей записал альбом "Hootie’s Jumpin’ Blues", а тремя годами позже ещё один великолепный диск  "Still Jumpin’ the Blues " при участии Робилларда и Марии Малдор. Оба альбомы были изданы на лейбле  "Canadian Stoney Plain". Джей Макшенн всегда будет ассоциироваться со своим детищем, канзасским свинг-блюзом. Он был наделен крепким здоровьем и недюжинной силой духа, что позволило ему быть свидетелем материального и духовного признания своих музыкальных заслуг

Джея Макшенна не стало 7 декабря 2006 года. Он умер в Госпитале Святого Луки своей второй родины Кэнзас-сити, где прожил почти 70 лет. А всего лишь за год до этого он давал очередной концерт в Кэнзас-Сити.

Наверх